Русская семья между Востоком и Западом

[ A+ ] /[ A- ]

Татьяна Чеснокова

Во времена СССР сложилась вполне конкретная модель семьи: оба родителя работают, ходят в государственные детские учреждения, дома жена готовит и стирает, муж занимается сооружением полок и антресолей. По выходным (в хорошем варианте) все вместе ходят кататься на лыжах и велосипедах, в отпуск – в поход с детьми и друзьями.

Такая была в первую очередь партнерско-товарищеским союзом и не имела национальных черт. Теперь она уходит в небытие. Во многом сложившийся семейный уклад был подорван разрушением государственного сектора — заводов, вооруженных сил, науки, где прежде всего были заняты и успешно себя реализовывали (в рамках советского общества) русские мужчины. Это привело к массовым разводам и смещению семейных ролей.

Сейчас в России формируются новые модели семейных отношений.

Недавно в одном из глянцевых журналов популярная певица Алсу рассказала о том, как они с мужем строят свою семью. Алсу – европеизированная мусульманка, выросшая в Лондоне, ее муж – из еврейской семьи из Баку.

Алсу сразу и безоговорочно согласилась с главенством мужа. «Никогда я не скажу – тебе можно, значит и мне можно», — поясняет она. Все принципиальные решения принимает мужчина, и она считает это правильным: главная ответственность на муже, он – добытчик и стратег, а жена — тыл, за ней тактика.

Это – яркий пример модели семьи, отвоевавшей себе немалое место на российских просторах.

Конечно, Алсу защищена от произвола мужа и своей успешностью, и положением своего отца. Но при других обстоятельствах расклад может оказаться отнюдь не таким благостным. И, кстати, в восточных семьях значительно реже встречаются перегибы, чем в случаях, когда такую модель реализует русский мужчина.

Развернутый вариант описания подобного уклада можно обнаружить на сайте многодетных супругов из Тольятти — в разделе «О русских для иностранцев и не только».

«Каждый занимается своими делами: муж и дети обычно остаются перед телевизором. А жена продолжает «рабочий день» — стирка, уборка, приготовление еды на завтрашний день, мытье посуды, проверка школьных тетрадей, выполнения домашнего задания и отметок ребенка в школе и многое другое…

Не случайно героиня русских народных сказок еще с языческих времен — Василиса Премудрая, которая выполняет по требованию мужа сложнейшие задачи: то ковер несказанной красоты соткет, то озеро с лебедями устроит, то царский дворец возведет.

Причем все это делает она в ночное время, пока муж отдыхает. Наутро он будет держать ответ перед царем за проделанную работу, а о самой Василисе нет и речи, потому-то она — «Премудрая», т.е. очень умная. Ее тонкий ум помогает с достоинством держаться в тени мужа.

И такая модель женского поведения тоже является составной частью русского архетипа. Для русских мужчин считается нормальным некоторая физическая помощь жене: они ходят в магазин, особенно если предстоит большая покупка или нужно принести что-то тяжелое — картошку или капусту, другие овощи и фрукты. По поручению жены муж может вечером, возвращаясь с работы, зайти в магазин или взять из прачечной тяжелый сверток с бельем, или одежду из химчистки.

Иногда мужья помогают жене в уборке квартиры (по субботам), например, пылесосят или гуляют с детьми. А вот мыть посуду, приготовить обед или постирать белье (хотя почти в каждой семье теперь уже есть стиральная машина) — считается «не мужским занятием», и этого они всячески избегают».

Не знаю, согласятся ли с таким описанием другие русские семьи. Любопытна сама по себе попытка представить модельное устройство типичной современной русской семьи. Такие инициативы появляются тогда, когда рушатся старые устои и нащупываются новые нормативы.

Итак, первый вариант понятен: муж-добытчик, жена-домохозяйка (даже если она и работает), не претендующая на равноправие. Такая схема не чужда русской традиции, по ней жили в крестьянских и купеческих семьях еще в начале XX века. Многих женщин она устраивает.

Правда, зачастую мужчина годам к пятидесяти и меняет постаревшую жену-домохозяйку на более молодую. А учитывая теневой характер российского бизнеса и не работающую судебную систему, экс-жена полностью зависит от милости бывшего супруга.

В рамках этой модели женщина «после сорока» может оказаться без мужа, без профессии и карьеры и, соответственно, без денег. Хорошо еще, если муж не попытается отобрать детей.

Есть, однако, модификация этой модели, в рамках которой жертвой часто оказывается мужчина. Она практикуется именно в России и развилась из схемы отношений, характерных не для брака, а для любовной связи.

Широкое распространение такой вариант отношений получил в середине 1990-х, на волне романтизации бандитов и их спутниц-«моделей».

В этом случае мужчина — глава-добытчик-носитель статуса, жена — не работает, но и не жарит котлетки или пылесосит ковры, а занята исключительно поддержанием своей красоты.

От мужчины требуются , а также выходы в свет и поездки на престижные курорты. Взамен мужчина может радоваться ухоженности и лоску своей спутницы, на которую «все оглядываются».

Наверное, такая схема отношений может быть вполне прочной, если каждая из сторон четко исполняет свою роль.

Если же мужчина в какой-то момент перестает соответствовать предполагающемуся финансовому и социальному статусу, то холеная красавица быстро превращается в мегеру, и терпит крах — хорошо еще, если обходится без жертв.

Сейчас образ роковой женщины очень популярен у российских девушек и, если опросить старшеклассниц, то, пожалуй, такой вариант совместной жизни окажется для них более привлекательным, нежели «восточный».

Еще одна модель пришла к нам с протестантского запада: супруги – равные партнеры, во многом независимые друг от друга (вплоть до отдельных банковских счетов). Оба, естественно, работают, причем теоретически не столь важно, кто более успешен в карьере.

Домашние дела и ответственность за детей делятся пополам. У каждого есть свой круг друзей, в отпуск не обязательно всегда ездить вместе. В случае краха такого брака, разрушения в жизни супругов минимальны.

Такая модель активно захватывает пространство в больших городах, среди молодых людей, зачастую не связывающих себя официальными узами брака. Надо сказать, инициатива такого формата совместной жизни чаще исходит от мужчин, нежели от женщин. Хотя бывает и наоборот.

Главный риск такого брака – гетерохронность развития карьер и личностных интересов супругов. Если кто-то достигает заметно большего успеха, попадает в новую среду, то зачастую начинает бессознательный поиск другого партнера с более высоким социальным статусом.

Впрочем, есть и немало успешных вариантов таких браков, когда люди, сохраняя определенную автономность, стимулируют друг друга к развитию и достижению успеха.

Для большинства россиянок такая модель слишком технократична, ей не хватает душевности, близости, глубины доверия друг к другу.

И, наконец, еще один вариант, пожалуй, самый перспективный в рамках российского общества. Это товарищеский брак, в рамках которого муж и жена заняты общим делом.

В чем плюсы такого брака? В том, что площадь взаимодействия и взаимозависимости в нем выше, чем в рассмотренных выше вариантах. Чаще всего люди вместе занимаются семейным бизнесом, вкладывая силы в общий проект.

Впрочем, это может быть и работа по найму в одной фирме или даже в одной сфере. Главное – муж и жена в курсе дел друг друга, им интересно и важно то, что происходит у каждого в профессиональной сфере, они могут дать компетентный совет и помочь друг другу.

Ярким примером такой семьи могут служить Владимир Меньшов и Вера Алентова или Инна Чурикова и Глеб Панфилов.

Если почитать интернет-форумы, посвященные вопросам семьи и брака, обнаруживаешь, что у русских мужчин и женщин немало гендерных претензий друг к другу.

Девушки любят сетовать на безответственность, лень и инфантилизм молодых людей, объясняя этим зачастую свою нацеленность на иностранцев и инорородцев.

Причем, если раньше всего они мечтали выйти замуж за американца или европейцы, то сегодня можно прочитать об интересе к армянским, грузинским, северо-кавказским мужчинам, которые готовы к созданию семьи по модели «муж-добытчик, жена–домохозяйка».

При этом девушки не всегда отдают себе отчет о том, какой спектр женских обязанностей и поведения их ждет. Интересно, что в последнее время и русские мужчины все чаще высказывают претензии русским девушкам, которые «разучились быть нормальными женами».

Вот, например, какие записи можно найти на форуме, посвященном межнациональным бракам: «Есть немало примеров, когда русский предприимчивый и успешный парень женится на нерусской (восточной) девушке. Я сам знаю такие семьи. На вопрос: «Почему на восточной женился?» — часто отвечают: «Да потому, что восточная жена всем своим «Я» дает тебе знать, что ты ее мужчина, а для русской, сколько ни старайся, ей все не так».

А вы (русские девушки) громче кричите — какие русские мужики алкаши и лохи, и тогда точно все нормальные русские мужики от вас разбегутся и найдут себе кто казашку, кто узбечку, кто таджичку, или еще кого-нибудь, а вам только алкаши и лохи и достанутся, что, в общем-то, сейчас уже и происходит».

Такая позиция поддерживается и форумчанками – не русскими женами русских мужчин: «Одно могу сказать: русские бабы не достойны РУССКИХ МУЖЧИН, у меня парень русский, и я не могу представить его с русской, нормальных жен среди русских пальцами можно сосчитать… ваши бабы вам даже дышать нормально не дают».

Если осмыслить это столкновение мнений с точки зрения психологии, становится очевидным: симпатизирующие «восточной модели» русские мужчины (а таких немало) недовольны интересом русских девушек к другим моделям семьи. Им хочется, чтобы все было по традиции.

Особенно часто это происходит с молодыми людьми, мигрировавшими из провинции в большие города. Русская девушка из мегаполиса действительно мало соответствует запросам на традиционную роль женщины в семье.

Ну что же, по крайне мере, сейчас общество терпимо к разным моделям — лишь бы сами члены семьи нашли в ней удовлетворение и гармонию.

Представленность на брачном рынке носителей всего спектра представлений о семье – от архитрадиционного до суперсовременного — позволяет каждому найти человека, разделяющего его ценности.

И, как оказывается, национальность тут отнюдь не самое главное. Судя по всему, в обозримом будущем в России будут существовать разные модели семьи, каждая из которых будет иметь немало приверженцев. Вопрос в том, какая из моделей станет доминирующей.

Информационное агентство Росбалт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *