ПРИТЧА-РАССКАЗ «СТАРИК»

[ A+ ] /[ A- ]

В салон почти пустой маршрутки с трудом влез старик. Единственный пассажир в маршрутке, молодой студент, оторвавшись от окна, окинул дедушку взглядом. Тот был очень старый, его лицо было сплошь в морщинах, а в глазах была грусть. Присев на свободное место, он, кряхтя, полез в карман своего старого пальто. Кондуктор — уже немолодая женщина — смотрела за его движениями в ожидании того, что старик достанет десятирублевую купюру и заплатит за проезд.

Однако старик не торопился этого делать. Он долго шарил в одном кармане, потом — в другом. Потом полез во внутренний карман пальто. Все это он делал очень медленно. Это раздражало кондуктора. Женщина очень устала за сегодняшний день: чтобы успеть на работу, она встала в половине шестого утра и с тех пор не смогла нормально отдохнуть.

Старик тем временем все еще никак не мог найти того, чего искал. Он отстегнул пальто и полез в карманы своего пиджака, на воротнике которого блестела звезда. Студент, увидев ее, ахнул: это была звезда Героя Советского Союза. Рядом со звездой он также заметил несколько орденов: «За отвагу», Орден Великой Отечественной войны, медаль «За освобождение Ленинграда».

Кондуктор тоже заметила то, что было на пиджаке старика, однако значения этому не придала. «Эти все медальки любой прицепить может.… Пусть показывает корочку ветерана» — с раздражением подумала она, прощаясь с целыми десятью рублями, которые старик, судя по всему, не заплатит.

Старик не мог нигде найти удостоверения участника Великой Отечественной войны. Потом он вспомнил, что оставил его дома.

— Дочка, я – ветеран, забыл дома удостоверение просто вот чего-то… — прекратив шарить по карманам, с трудом сказал старик, попытавшись улыбнуться. Не так давно он перенес инсульт, и теперь каждое слово давалось ему с трудом.

— Без удостоверения не выпущу. Эти медальки вон твои, дед, ничего еще не говорят, такие на базаре может любой купить да ходить с ними потом, — со злостью выпалила кондуктор.

— Доченька… Да где ж ты такие медали-то найдешь?… — удивленно спросил старик.

— Мне плевать, дедушка, или показываешь удостоверение, или плати за проезд, — в ее голосе слышалось раздражение.

— Да я же тебе говорю, что забыл я удостоверение дома. А денег-то нет у меня с собой. Да ты посмотри на медали-то мои! Я же Герой Советского Союза! Где ты такие медали достанешь, доченька?

— Сейчас все можно достать!

— Неужели мы ради таких, как ты, шестьдесят лет назад в окопах под Ленинградом ползали? – в голосе старика не было ярости, в нем была странная грусть и сожаление. –Ради того, чтоб над вами мирное небо было, воевали мы, не зная отдыха! Доченька… — старик замолчал, посмотрел куда-то вдаль, в окно, вздохнул и полез в карман за кошельком. Достав его, он вытащил оттуда помятую купюру.

Женщина сидела, явно торжествуя. Она что ли виновата, что старики всякие удостоверения дома забывают, в конце концов? И врут еще, что денег у них нет!

— На, возьми, доченька… Последние денежки отдаю.

— Дедушка, постойте! – вдруг подал голос парень.

Он достал из кармана десятирублевую купюру и протянул женщине. Последняя была в растерянности. Неужели парень решил заплатить за старика? Ну, хотя, -то его, что хочет, пусть и делает. Она дала студенту билет. Тот, в свою очередь, дал его в руки дедушке.

Ветеран дрожащими руками молча принял билет из рук юноши.

— Спасибо тебе, сынок… — чуть слышно прошептал он. – Здоровья тебе, родимый, и всем твоим родным, любви, счастья… Спасибо, родненький…

Парень лишь улыбнулся в ответ.

— Да не за что, дедушка. Это вам здоровья и счастья! Спасибо вам за все, дедушка, спасибо вам за нас, за мирное небо над нашей головой…

Старик отвернулся к окну. Дрожащими руками он сжимал в руке купленный парнем билетик. Потом он закрыл глаза. Из глаз его потекли слезы…

 

3 комментария

  1. Ксения:

    Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот
    и сам будет вопить — и не будет услышан.
    (Притч. XXI, 13) Во время сытости вспоминай о времени голода,
    и во дни богатства — о бедности и нужде.
    (Сир. XVIII, 25) Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие.
    Пушкин А. С.

  2. Ксения:

    День Победы

    Не юбилей,
    так, радования дата,
    но пять десятков ровно
    и шесть лет
    Европа помнит русского солдата,
    её освободившего от бед.
    Под сапогом фашистским
    задыхались,
    и черной свастики давил каток,
    под белым флагом
    колыхались
    Париж, Афины, Рим и Белосток.
    Но копие настигло супостата,
    шестого мая
    памятным был день,
    прославил Бог российского солдата,
    простёр над ним
    георгиеву сень.
    Святой великомученик Георгий,
    Тебя всё воинство, Россия чтит,
    для нас Победы вкус
    немного горький,
    но сердце
    благодарностью стучит.
    Мы славим Бога нашего вовеки:
    Ты дивен, Боже, во святых своих,
    К Заступнице взывают
    человеки
    и умоляют
    сродников святых:
    «Перед Престолом Божиим
    молитесь,
    чтоб в лапы супостата
    не попасть».
    В ответ: « От сна безбожного проснитесь
    и Православную крепите власть.
    И сохранит тогда Господь Россию,
    богоспасаемый её народ,
    и ждите со смирением
    Мессию,
    а память павших
    будет в род и род».
    4 мая 2001г. Санкт-Петербург

  3. Ксения:

    Парадокс

    Какой-то странный парадокс:
    Уверенность, порядок
    У тех, тех самых, у врагов,
    Чей прах под Сталинградом.
    Кто под Москвою погибал
    И на дуге, на Курской,
    Кто и сегодня не познал
    Души-загадки русской.
    И проиграл, и был разбит —
    И знамя над Рейхстагом…
    Но не о том душа болит,
    Что было, а что стало?
    Какой-то странный парадокс:
    В России жизнь убога,
    А побежденные живут
    За пазухой у Бога.
    Жизнь протекает как часы,
    Отлажено и четко,
    Хоть серо-белый цвет души,
    Балкончики с цветочком…
    Все поражает русский взор:
    Дороги и машины,
    Громада-торт Кёльнский собор
    И куполов вершины…
    Их жизнь, как мощный «Мерседес»,
    Летит не по щебенке,
    Нам никогда их не догнать
    На утлом «Жигуленке».
    Не надо Запад догонять,
    У нас своя дорога.
    Согреет душу Церковь-Мать,
    Русь, устремись за Богом!
    Разве не слышишь крики вновь,
    Как в грозном сорок первом:
    Вперед, Hah Osten , на Восток,
    Ударим им по нервам?
    И бьют, и бьют, мордуют Русь
    Своим протестантизмом,
    И помогают им все те,
    Кто бредит коммунизмом.
    Все те, кто веру растоптал,
    Желая жить без Бога,
    Разграбил Русь, народ продал…
    Свобода, брат, свобода!
    Идет духовная война
    За души, за Свободу,
    Но за свободу от греха
    Российского народа.
    Идет последняя война!
    Народ! Воспрянь, Россия!
    У нас надежда лишь одна —
    Отвергнутый МЕССИЯ!
    Мюнхен (Бавария) 10 сентября 1999г. Виктор Грозовский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *