Преподобный Ксенофонт, супруга его Мария и дети Аркадий и Иоанн

[ A+ ] /[ A- ]

День памяти — 26 января.
В Царьграде жил очень знаменитый и богатый сановник, по имени Ксенофонт. Трудно было найти человека более доброго и благочестивого: он нимало не гордился знатностью своей, а был сердцем прост и смиренномудр; много помогал бедным и вообще старался исполнять все заповеди Господни. Жена его Мария была как он, добра и милостива. Бог дал им двух сыновей, Иоанна и Аркадия, которых они воспитывали со всевозможным старанием, внушая им ко Господу и к закону христианскому. Когда Иоанн и Аркадий достигли юношеского возраста, то отправили их в Финикийский город Вирит, чтобы там в знаменитом училище довершить образование их. Они ничего не жалели для воспитания сыновей своих, ибо знали, как полезна и благодетельна наука.

Юноши сели в корабль и отправились в Финикию. В первые дни ветер был попутный, и они плыли быстро и благополучно; но вдруг поднялась страшная буря, волны заливали корабль: кормчий уже не мог управлять им; все в ужасе ожидали, что он или разобьется о подводный камень, или погрузится в море. Все пришли в смятение, плакали, призывали Господа; Иоанн и Аркадий со слезами молили Бога, да сжалится над ними и спасет их ради добрых дел родителей их. Между тем корабельщики, видя, что буря, не утихает, а корабль уж поврежден, сели в лодку и уплыли, оставив на корабле Иоанна и Аркадия и служителей их. Несчастные были лишены всякой помощи; в корабле открылась течь: он наполнялся водою и погружался в море; казалась неизбежною. Братья обнялись, простились со служителями своими,помолились еще Богу и, взявшись за доски, стали ждать крушения корабля. Корабль погрузился в море; их же разнесли волны. Рука Божия была над ними; никто не погиб, но все были разнесены волнами в разные стороны.

Иоанн доплыл до земли, вышел на берег, но не столько радовался он о спасении своем, сколько скорбел о разлуке с братом. Его положение было, однако же, очень трудное. Один, лишенный всего, в незнакомой ему стране, — что делать ему… Помолившись, он пошел искать какого-нибудь приюта. После довольно долгого пути, он дошел до ворот монастыря. Вратарь принял его и, услышав о бедственном его положении, одел, накормил и напоил. Иоанн пожелал вступить в монастырь; игумен согласился принять его и, через некоторое , убедясь в искренности его желания, постриг его в монахи. Иоанн вел строгую и благочестивую, трудился и молился усердно.

Аркадий, со своей стороны, тоже доплыл до берега неизвестной ему земли и молил Бога о спасении брата своего, скорбя неутешно о разлуке с ним. Он дошел до какого-то селения, где добрые люди, встретив его, сжалились над ним и дали ему все потребное. Тут он взошел в церковь, со слезами помолился о любимом брате и потом заснул у дверей церкви. Во сне увидел он брата, который говорил ему: «не скорби обо мне, брат Аркадий, ибо я жив милостью Божией». Этот сон чрезвычайно обрадовал Аркадия; но успокоенный на счет брата, он долго не решался, куда ему идти, и что ему делать. Возвратиться ли к родителям? но мысль опечалить их вестью о брате удерживала его. Он вспомнил, что отец его часто хвалил иноческое житие, и решился вступить в монастырь. С этим намерением он отправился в Иерусалим. На пути встретился ему инок. Аркадии, поклонившись ему, сказал: «помолись обо мне, отец святой, ибо я в великой печали».

— «Не печалься, отвечал инок, — ибо брат твой жив и все бывшие на корабле спаслись. Иоанн, брат твой, вступил в монастырь, и ты увидишься с ним»

Аркадий удивился, слыша эти слова от незнакомого ему человека. Инок, встретившийся ему, имел от Бога дар прозорливости. По просьбе Аркадия, инок ввел его в лавру святого Харитона; тут он пожил с ним год, наставляя его в иноческом житии, и потом ушел в пустыню. Аркадий же остался в монастыре и исполнял усердно обязанности свои, день и ночь трудясь для Бога.

Прошло два года. Ксенофонт и Мария удивлялись и скорбели о том, что не получают никакого известия от сыновей, и, наконец, решились послать верного служителя проведать их. Тот прибыл в Вирит, но ничего не мог узнать об Иоанне и Аркадии; никто не видал их с тех пор, как они уехали из Царьграда. Удивленный этим, служитель спрашивал о них в других городах, но нигде не мог иметь ни малейшего известия. Он уже был на возвратном пути к господам своим, когда однажды, в путевой гостинице, увидел монаха, лицо которого показалось ему знакомо. Вглядевшись пристальнее, он узнал в нем одного из служителей, отправленных с Иоанном и Аркадием, и тот узнал его. Он начал расспрашивать о них. Монах, вздохнув глубоко, поведал ему о случившемся: «молодые господа наши утонули, говорил он, — и из всех бывших с ними, я, кажется, один спасся и вступил в монастырь, не решившись возвратиться к господам моим и опечалить их скорбною вестью»

Кто может вообразить себе скорбь бедной матери, лишившейся вдруг обоих сыновей своих, опоры и надежды старости ее! Но твердая вера в Бога спасла ее от отчаяния; она смиренно покорилась Его воле. «Да будет благословенно имя Господне! сказала она; — Он творит, что угодно Ему. Господь дал, Господь и взял. Он знает, что нам на пользу». С этою же покорностью воле Божией принял и Ксенофонт ужасную весть, и всю ночь провел в молитве. Он все еще надеялся, что сыновья его спаслись после кораблекрушения, и уговорил жену свою идти с ним в Иерусалим, чтобы там, при гробе Господнем помолиться о них. Поручив дом свой верным служителям, благочестивые родители отправились в путь. По дороге раздавали они обильную милостыню нуждающимся, и так дошли до Палестины, где с благоговением посещали места, освященные земною жизнью Господа. Тут однажды встретили они одного из служителей, бывших с Иоанном и Аркадием, но он ничего не мог сказать им, кроме того, что они уже знали, потому что после кораблекрушения не имел никакой вести о юных господах своих. Но другая встреча обрадовала Ксенофонта и Марию и исполнила их надежды. По милости Божией, встретился им тот самый прозорливый старец, который ввел Аркадия в монастырь; он сказал им, назвав их по имени: «не скорбите; ваши живы; Бог открыл мне славу, уготованную им на небесах. Продолжайте молиться Господу и в Иерусалиме увидите вы сыновей ваших.»

Полные радостной надежды, благочестивые родители продолжали молитвенные подвиги свои; а старец между тем прибыл в Иерусалим. Однажды он сел отдохнуть близ горы Голгофы, у храма Воскресения; в это время к нему подошел молодой инок и с почтением поклонился ему. Это был Иоанн, пришедший из монастыря своего для поклонения святым местам. Старец, узнав Духом Божьим, кто он, сказал ему: «где был ты, Иоанн? Отец и мать ищут тебя, а ты ищешь брата своего». Удивленный Иоанн, пав к ногам старца, восклицал: «Скажи мне Бога ради, где брат мой, ибо тяжко скорбит о нем душа моя». — «Сядь подле меня, отвечал старец, — и ты скоро увидишь его».

Иоанн сел около старца. Вскоре к ним подошел молодой инок, который, увидев старца, чрезвычайно обрадовался и пал к ногам его. Это был Аркадий; но братья не узнали друг друга, потому что трудная монашеская жизнь, пост и бдение сильно изменили их. Старец посадил подле себя Аркадия, и потом, обратившись к Иоанну, стал расспрашивать его о роде и отечестве его. Иоанн начал подробно рассказывать всю жизнь свою: что он родом из Царьграда, сын богатого сановника, что он с братом Аркадием плыл на корабли в Вирит, но что корабль был застигнут бурею и погиб. Аркадии, слушая повествование его, не мог сдержать чувств своих и со слезами воскликнул: «Иоанн, брат мой!»

— Я знал, сказал старец, но молчал, чтобы вы сами узнали друг друга.

Братья обнялись, проливая слезы радости и славя и благодаря Бога, избавившего их от смерти и указавшего им путь ко спасении.

Через два дня после этого, Ксенофонт и Мария прибыли в Иерусалим. В храме они встретили прозорливого старца с двумя молодыми иноками и, пав к его ногам, молили его указать им сыновей их. Юноши узнали родителей своих, потом узнали их и родители.

Ксенофонт и Мария пожелали тоже вступить в монастырь. Они продали все, что имели в Царьграде, рабов своих отпустили на волю и провели всю остальную жизнь в Иерусалиме, молясь и трудясь усердно и щедро благотворя нищим. Господь оказывал им милость Свою, прославил их даром чудотворения и дал им тихую и мирную кончину. Иоанн и Аркадий вели тоже жизнь строгую и благочестивую, стараясь во всем угодить Господу, и уже в старости отошли к Богу.

 

Этим святым молятся при лишении и потере детей.

Молитва первая

О святии Ксенофонте и Марие со чадами вашими Аркадием и Иоанном! Се мы недостойнии и грешнии к вам усердно прибегаем и с упованием крепким молимся: милостивно услышите ныне глас наш молебный и потщитеся на помощь нашу, и ныне любовь вашу к нам, рабам Божиим (имена), явите благодатным действом богоприятных молитв ваших низпошлите и нам великую и богатую милость Господню, да воспоем и прославим дивнаго во святых Своих Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков.

Молитва вторая

О святии угодницы Божии, преподобнии Ксенофонте и Марие! Подвигом добрым подвизавшася на земли, восприяли еси на Небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже взирающе на святый ваш образ, радуемся о преславнем скончании жительства вашего и чтем святую память вашу. Вы же, предстоя Престолу Божию, приимите моления наша и ко Всемилостивому Богу принесите, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством вашим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 4

В заповедех бодрствовал еси Владычних, нищим расточивый твое богатство, блаженне, тихо с сопружницею и чады твоими, темже наследуете Божественное наслаждение.

Ин кондак, глас 4

Житейскаго моря избегше, Ксенофонт праведный с сопружницею честною на Небесех веселятся с чады, Христа величающе.

Икос

Странен путь боголепно, Ксенофонте, шествовал еси, и с сопружницею забысте естество, якоже безтелеснии яве, на земли явльшеся; темже и двери Небесный вам отверзошася, и со Ангелы ликуете, яко винограда бывше Господня Божественнии делателе, и с чады. Молитеся убо Христу даровати зарю просвещения омраченным нашим сердцам, память вашу творящим светоносную, Венцедателя Христа величающе.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *