Почему уходят из Церкви дети священников?

[ A+ ] /[ A- ]

Андрей Сигутин

Рассказать о том, почему верующих родителей уходят из Церкви, портал «Православие и мир» попросил кандидата богословия игумена Арсения (Соколова); бакалавра богословия, заместителя директора воскресной школы храма Рождества Христова города Обнинска, диакона Анатолия Чернова и филолога, преподавателя воскресной школы храма Воскресения Христова (Трёх Исповедников) города Твери алтарника Алексея Ковтуна.

— Почему дети воцерковленных родителей уходят из Церкви?

Игумен Арсений (Соколов): Иногда, к сожалению, такое случается даже у священников. Дети взрослеют и стараются стать самостоятельными, выбраться из-под родительской опеки. Для них и церковная жизнь – одна из составляющих этой опеки.

Думаю, в ранней юности для человека важно, чтобы с его мнением считались. Поэтому родителям, быть может, лучше на определенном этапе взросления их чада предоставить самому ребенку решать – идти или не идти ему на богослужение. Перестать решать за него. Важно, чтобы юноши и девушки с охотой и активно принимали участие в богослужении, чтобы не было им скучно, чтобы они не чувствовали себя лишними.

Очень важна и внебогослужебная активность церковной общины, чтобы в общине формировалась молодежная церковная среда, чтобы у молодежи были свои молодежные, причем не околоцерковные, а именно церковные дела, в которые бы не вмешивались взрослые, в том числе священники. Подросткам очень важно чувствовать себя самостоятельными и знать, что старшие им доверяют.

Высвобождение от родительской опеки заложено в механизме взросления, без этого высвобождения ребенку не стать взрослым, это нормально. Кстати, так ведь не только у людей, но и у других млекопитающих, понаблюдайте-ка за их поведением. Так, например, львята, взрослея, начинают выходить из-под отцовской власти и соперничать с отцом.

Часто бывает так, что если родители верующие, то взрослеющий ребенок, как бы на зло им, становится неверующим, расстается со своей детской верой. Сын одного знакомого мне священника как-то сказал отцу на его упреки («Ну посмотри, как ты себя ведешь! Ты ведь православный!» и проч.): «А я вашей веры не выбирал!» И это был мальчик, с пятилетнего возраста воспитывавшийся в алтаре. Думаю, здесь не только потеря страха пред Богом, здесь еще и дистанцирование от родителя. А часто бывает наоборот: родители – отъявленные безбожники, а подросток идет в церковь им наперекор.

У нас в Сибири, в одном маленьком советском городке, где прошла моя молодость, у всех на глазах долгое происходила такая история. Где-то в конце перестройки у одного партийного начальника уверовала дочь-подросток. Девочка постоянно была в церкви, пела на клиросе. Приходил важный брюхастый папаша в кожаном пальто, не снимая шапки, громыхал через всю церковь к клиросу, хватал свою дочь за косы, сволакивал с клироса и через весь храм, наполненный молящимися, волоком тащил к дверям. И так – на протяжении нескольких месяцев. Девушка, самая настоящая исповедница, все это вынесла и отстояла свое право веровать.

Диакон Анатолий Чернов: Почему дети уходят из Церкви – надо бы спросить у этих детей… Среди причин, весьма вероятно, могут быть следующие:

во-первых, дети, повзрослев, открыли для себя двуличие своих родителей, которые в храме одни, а дома – другие;

во-вторых, юношеский максимализм требует реализации и выплеска энергии, самореализации в короткие сроки, а церковь этого не предлагает;

в-третьих, в определенный момент у детей появляется необходимость выбора принципов дальнейшей жизни. И когда неокрепший духом ребенок видит торжество неправды, несправедливости, наглости и алчности, а также унижение чести, совести, таланта и честного труда, то часто выбор делается в пользу первой группы «ценностей».

Ну и одна из важнейших причин – в том, что юное существо в Церкви хочет найти Иисуса Христа, но часто не видит Его ни в священнике, ни в людях, работающих в храме, ни в прихожанах. Скольких молодых людей шипящие бабушки-«доктора богословия» своими окриками и нелепыми представлениями о Православии отправили в объятия сектантов?

К сожалению, в Православной Церкви слабо налажена работа с подростками и юношеством, поэтому после посещения воскресных школ повзрослевшие дети часто отходят от веры.

На мой взгляд, эта проблема в настоящее время стоит как никогда остро. И необходимо приложить все усилия, чтобы спасти наших взрослеющих детей, а значит сохранить будущее Церкви.

Алтарник Алексей Ковтун: В целом, проблемы ухода детей из Церкви, их отход от православной веры, потерю как замещение ими религиозно-христианских ценностей светскими видятся мне, в том числе, в свете притчи о блудном сыне.

Ведь это не просто банальный конфликт отцов и детей, который сводится к противостоянию «старого» и «нового». Это ситуация, которая отражает другую коллизию: требование младшего сына дать ему причитающуюся (в церковнославянском – «достойную») часть имущества напоминает желание первого человека стать самостоятельным (вспомните соответствующее – «быть, как боги»).

Кроме того (об этом в притче не упоминается), есть примеры, когда дети, оставаясь в лоне Церкви, не испытывают надлежащего почтения к православным святыням, например неблагоговейно ведя себя во время службы (в том числе прислуживая в Алтаре). Это говорит о том, что они далеко не всегда осознают грань видимого и невидимого, которая не прививается им с раннего возраста либо насаждается формализованно.
Поэтому, на мой взгляд, необходимы другие методы духовного воспитания и религиозного образования, направленные на более живое восприятие детьми христианских истин. Наша невоцерковленность (например, когда детей приводят к Причастию, не сподобляясь при этом прочитать с ними соответствующих молитв), оторванность Церкви от школы (пример такого диссонанса – в обычных учебных заведениях педагоги сопротивляются распространению методов православной педагогики, а в воскресных школах не всегда практикуются игровые методы работы с детьми).

Это также и отсутствие четких границ различий между жизнью в миру и «жизнью во Христе» (в частности, по причине наличия недостаточно продуманной и нередко низкой по качеству продукции современной православной культуры, которая нередко заимствует идеи и образцы низкосортной массовой культуры, которая заселила и заполнила жизненное пространство нашей молодежи). Это приводит к начетничеству, схоластическому восприятию христианства, с одной стороны, и к духовной «разбросанности» и даже «безалаберности», с другой.

Однако пора прекратить заниматься критиканством, уподобляясь старшему сыну из упоминаемой мной притчи, который не просто «возревновал» о «славе Отчей», но возмутился и смутился всепрощающей Любовью Отца.

— Как вы считаете, что конкретно надо делать, чтобы дети не ушли из Церкви?

Игумен Арсений (Соколов): Надо, думаю, поменьше опекать подростка, становящегося самостоятельным человеком. И начинать доверять ему участие во взрослых делах, в том числе, церковных…

Взрослея, ребенок не может оставаться с детской верой. Если же он будет пытаться ее удержать, то есть риск, что он станет или инфантильным, или лицемером. Детская вера основана на подражании родителям, на воспитании; взрослая – на личном выборе. Воспитанный в церковной семье ребенок однажды становится перед этим выбором. Если он его сделает правильно, то его вера станет зрелой, ответственной.

Выбор – это, конечно, всегда риск. Но так уж Создатель уважает свободу личности, что этот выбор предоставляет каждому – воспитанному в Церкви и воспитанному вне ее. В общем-то, от этого выбора и происходит то, что в Евангелии зовется «рождением свыше» (Ин 3:3).

Диакон Анатолий Чернов: Возможно, активная внебогослужебная деятельность сможет заинтересовать молодых людей настолько, что уходить они просто не захотят. Считаю, для этого необходимо создание молодежного православного движения и направлений в нем:

патриотическое ,
сдача спортивно-военных нормативов на звание «Защитник Отечества» – различных степеней (как когда-то ГТО),
овладение ремеслами и передовыми знаниями,
подготовка организаторов досуга детей (вожатых),
краеведение и туризм
творческие лаборатории, театральные студии, вокально-инструментальные ансамбли, студии бальных и народных танцев,
боевые искусства,
видеостудии и студии детского Православного телевидения, детские православные городские газеты; участки оперативной полиграфии при их редакциях,
клубы любителей хорошего кино…

Молодежь стремится познавать мир и общаться – надо ей помочь. Молодые люди желают овладеть престижной профессией и ремеслом – и в этом им надо помочь. Юноши и девушки ищут свою «половинку», чтобы жить в законном браке, освященном Церковью, жить долго и счастливо и умереть в один день… И в поисках «половинки» им также надо помочь.

На этом пути мы – служители Церкви – не имеем права быть неискренними и скучными. Время восстановления храмов из руин скоро кончится (если уже не закончилось), наверное, наступает время восстановления духовности народа нашего. Для этого необходимо изучать не только имеющийся в нашей Церкви опыт работы с молодежью, но и опыт наших противников (особенно их успешный опыт).

Хорошо бы в храмах проводить со штатными работниками учебу по основам Православия. Люди, которые навязывают приходящим в храм свои заблуждения, якобы относящиеся к Православию, должны быть обучены, а в случае упорствования в ереси, удалены на другую работу, где не смогут приносить вред.

Конечно, когда я смотрю на нынешнее положение молодежи в Церкви, у меня, как и у многих неравнодушных православных, болит душа. Думаю, с Божьей помощью, соборно мы просто обязаны решить и эту сложнейшую проблему.

А инициатива, конечно же, должна исходить от священников, чье свободное от богослужений время прежде занимало восстановление храмов из руин. Упреком нам пусть будет деятельность многочисленных сектантов, заманивших в свои сети множество молодых людей, пока мы занимались строительством.

Алтарник Алексей Ковтун: Считаю, стоит почаще устраивать православные лагеря и сборы. Например, типа «Преображенского стана на Тверской земле», на котором я сподобился побывать этим летом (см. сайт Тверской епархии). Там все – и взрослые, и дети – чувствовали себя живым организмом: вместе причащались, играли, несли какие-то послушания, обучались. Всё это происходило без принуждения, с любовью, с доброжелательством, начинаясь и заканчиваясь молитвенным правилом, на котором присутствовали юные станичники.

На меня самого пребывание в стане произвело большое впечатление. До сих пор слышу утренний призыв нашего всеми любимого воспитателя «дяди Вовы», Владимира Демченко: «На Преображенском стане объявляется подъем! Всех со Святым утром!..». Как признался один ребенок: «Легче всего с утра пробуждаться, когда слышишь эти слова и этот голос. Всё остальное не помогает…»

И конечно же, какой лагерь без песен у костра? С особым чувством мы с ребятами из Твери, Тамбова, Ростова, Москвы, с Кубани и Краснодара ждали встречи с известным исполнителем авторских песен под гитару священником Андреем Гуровым. Батюшка порадовал всех нас исполнением своих новых песен. В созвучии хорошей музыки и слов наши души открывались навстречу Божественной любви, а сердца горели от сознания того, что в тот момент Христос был посреди нас… Согласитесь, незабываемы моменты, когда касаешься Вечности…

Как говорится, тот, кто обрел Истину, от нее уже никогда не уйдет.

— Отец Анатолий, вы преподаете детям Ветхий и Новый Заветы в воскресной школе. Некоторые священники говорят, что подросткам Евангелие изучать неинтересно. Что вы на это можете сказать?

Диакон Анатолий Чернов: Все зависит от преподавания. В средней школе, помню, нашими любимыми предметами были те, которые вели любимые учителя. На их уроках даже скучная химия и физика становились увлекательными. Преподавать-то можно по-разному: скучно и казенно или живо и разнообразно. И результат будет соответствующим. Если учитель этим живет, владеет информацией, любит детей и интересно подает материал, то они будут его слушать, вопросы задавать, участвовать в беседе. Плюс ко всему их надо уметь «растормошить», с учетом возраста. Если мы будем 40 минут только рассказывать, не задавая им вопросы, то мало кто из них выдержит.

— Что вы делаете, чтобы ваши уроки по Новому Завету проходили интересно?

Диакон Анатолий Чернов: Многое зависит от выбора темы занятия. Она должна быть максимально связана с реальной церковной жизнью. Частенько это либо евангельское чтение на службе, либо праздник, который предстоит или только что прошел, ведь занятия проходят в воскресный день. Иначе говоря, тема занятия напрямую связана с богослужением. Многие дети на службе бывают, поэтому такой «ликбез» им полезен. Это то, чего всем нам как раз не хватает. Хорошо бы сразу после богослужения проводить беседу с прихожанами, где они могли бы понять и уяснить, что же вспоминалось на этой службе.

Беседовал Андрей Сигутин.

СПРАВКА:
Игумен Арсений (Соколов) родился в 1968 году в г. Шарья Костромской области. С 1976 года жил и учился в г. Лесосибирске Красноярского края. После службы в армии учился на историческом факультете Томского государственного университета.
В 1992 году архиепископом Красноярским и Енисейским Антонием пострижен в монашество и рукоположен во иеродиаконы с назначением в Успенский кафедральный собор г. Енисейска. В 1994–1997 годах нес миссионерское служение в учреждениях исполнения наказаний Красноярского края. В 1997 году рукоположен в сан иеромонаха и назначен председателем епархиального отдела Красноярской епархии по взаимодействию с учреждениями исполнения наказаний Красноярского края.
В 1998 году заочно окончил Московскую духовную академию. С 1998 года обучался в аспирантуре Московской духовной академии при ОВЦС. В 2003 году защитил диссертацию по кафедре Священного Писания Ветхого Завета на тему «Книга Иисуса Навина: Опыт историко-экзегетического исследования».
В 1999–2000 годах по благословению председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси) стажировался в PontificioIstitutoBiblico в Риме.
В 2001–2003 годах – настоятель Христорождественского прихода Московского Патриархата в Мадриде (Испания). С 2003 года – настоятель Всехсвятского прихода Московского Патриархата в Лиссабоне (Португалия). На Пасху 2009 года возведен в сан игумена. В настоящее время работает над комментарием к книге пророка Амоса. Владеет итальянским, испанским и португальским языками.

Ковтун Алексей Владимирович. Родился в г. Клин Московской области 27 июня 1978 года. Окончил в 2001 году филологический факультет Тверского госуниверситета (специальность «русский язык как иностранный»).
Работал преподавателем, журналистом, издателем, переводчиком. Заканчивает аспирантуру ТвГУ (проблематика – герменевтика перевода сакрального текста). Основная нагрузка – научный сотрудник Научно-методического центра по инновационной деятельности высшей школы.
Также несет послушание преподавателя воскресной школы для взрослых храма 3-х исповедников Тверской епархии (предмет – Священное Писание Нового Завета). В этом же храме является алтарником. Активист Православного молодежного клуба «Ирини» (г. Тверь).

Источник: Православие и мир

2 комментария

  1. Назим:

    А что за трагедия, что дети не будут ходить в церковь? А почему они должны туда ходить? Странно, что человек такого ранга говорит: «Поэтому родителям, быть может, лучше на определенном этапе взросления их чада предоставить самому ребенку решать – идти или не идти ему на богослужение». Если родители выбрали такой путь, это их дело. А дети не обязаны следовать их примеру. В свое время Митрополит Кирилл говорил(сам лично слышал, когда он выступал по телевидению)что детей в малом возрасте даже крестить нельзя. Они должны самостоятельно принимать такое решение. Придти к Богу осознанно. А что мы видим на деле? Ребенок родился и его понесли в церковь, окрестили и повесили крест на его шею. Это по сути и есть насилие — духовное. А ему это не надо, оказывается. Он выбирает другое направление: буддизм, мусульманство или вообще отказываются верить.

  2. Светлана:

    Статья интересная и заставляет подумать. Согласна двуличие «отцов» заставляет не только своих детей выбирать другой путь, но и прихожане задумываются о делах «отцов». Церковь сейчас больше напоминает бизнес, чем пример послушания и праведных поступков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *