Обратный ток заботы

[ A+ ] /[ A- ]

Екатерина Бурмистрова

Как получилось, что очень многие современные молодые люди инфантильны? Как воспитывать ребёнка, чтобы он вырос полноценной личностью? Размышлениями, опытом и полезными советами делится психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.


Каждая — своя собственная, уникальная история. Фактически, планета или континент, целый мир со своими эмоциональными традициями, обычаями и особенностями поведения.

Сложно и неполезно сравнивать семьи. Ведь то, что нормально и естественно для одной семьи, абсолютно неприемлемо для другой. И то, что написано ниже — не руководство к действию, а «информация к размышлению».

Итак, в традициях воспитания, сложивших после Второй мировой войны, после того, как ценность жизни возросла, а рождаемость упала, принята, «прописана» огромная забота взрослых о собственных детях.

Уровень жизни стал выше, интерес к особенностям детского развития тоже возрос. Дети давно уже в центре внимания западноевропейской цивилизации. Более того, современную цивилизацию в некоторых исследованиях называют «детоцентрической». Российское пространство имеет свои культурные особенности, но в целом принадлежит к той же традиции в том, что касается отношения к детям и воспитанию.

Наши любимые дети — это то, что невероятно ценится, во что безмерно много вкладывается.

Привычка к тому, кто и о ком заботится

В стандартной современной семье, где взрослых больше, чем детей, существует вполне определенная схема «кто о ком заботится». Пока ребенок мал, заботы родителей о нем — вещь вполне естественная. Но, как мы знаем, единственные дети в бытовом плане (а часто и не только в бытовом) совсем не любят вырастать.

Почему мы ждем, что в определенном возрасте ситуация изменится, и подросшее чадо волшебным образом станет заботиться о родителях?

Многие наши мысли основываются на подобных бессознательных убеждениях. Почему-то родителям кажется, что ребенок «вырастет и поймет», «станет старше и образумится». И иногда действительно так и происходит. Какой-то жизненный опыт, полученный в семье или вне ее, сподвигает повзрослевшего человека к тому, что и ему возможно о ком-то заботиться.

Но нередко в первый раз это происходит лишь когда рождается первенец, а вовсе не в семье происхождения, по отношению к собственным родителям. А учиться заботиться сразу о собственном ребенке, когда до этого ты не заботился ни о ком, а все, наоборот, заботились о тебе, ох как непросто.

Вот и бегут неповзрослевшие мальчики и из браков, не только от жен, в которых недавно были пламенно влюблены, но и от маленьких детей, которые как раз отчаянно в заботе нуждаются. Женщине убежать гораздо труднее, культурные стереотипы, слава Богу, еще работают. Но нередко и женщины от непривычного уровня каждодневной заботы о других страдают, становясь пилящими, недовольными, «мученицами», не ценящими своих венцов.

По моим наблюдениям, сейчас растет в избытке получаемой (входящей) заботы и недостатке исходящей всего лишь 2–3 поколение детей. «Выученная беспомощность», то есть отсутствие навыка заботиться о себе и ближних, еще не стала неотъемлемой часть личности. Хотя у поколения конца 90-х и 2000-х встречается уже довольно часто, особенно в средне- и высокообеспеченных слоях российского общества. И количество нежизнеспособных браков, молодых семей, супруги в которых не готовы брать заботу о ближних на себя, даже среди верующих людей растет.

Давайте попробуем отследить, как может развиваться (или не-развиваться) способность заботиться о других и себе самом.

Привитый эгоцентризм и «выученная беспомощность»

Примерно в возрасте двух лет фактически у каждого ребенка наступает возраст невероятного стремления к самостоятельности. все хочет делать сам, противится помощи, получает огромное удовольствие, если что-то ему удается. И, конечно же, в этом возрасте гораздо проще и быстрее все сделать «за» ребенка, «вместо» ребенка, чем «вместе» с ним. Это знает всякий, кто пробовал дать малышу возможность одеться, помыть посуду, налить сок в чашку.

Ребенок будет пробовать, экспериментировать, шалить, на это уйдет куча времени и моральных сил. А мы ведь так часто спешим. Спокойный, размеренный ритм жизни совсем не свойственен большинству семей.

И вот, по сумме причин, мы не отдаем ребенку той ответственности, которую он может и хочет взять.

А в 4–5 лет мыть посуду или собирать игрушки уже не заставишь. Появилась привычка к тому, что это делает кто-то другой.

Похожим образом может получиться и с уроками у первоклассника, и с ответственностью за распределение своего времени у подростка. Конечно же, «отпускать» и отдавать на собственную ответственность ребенку подобные вещи следует с умом и осторожностью. Но как часто можно составлять для той или иной семьи список «упущенных возможностей по предоставлению самостоятельности»!

И причин у этого немало. Назовем основные:

  • спешка
  • чувство вины перед ребенком, за то, что ему что-то «недодали»
  • нарушенные отношения взрослых в семье
  • тревога за здоровье или душевное благополучие ребенка
  • конфликтные позиции взрослых по вопросам самостоятельности

В так называемой детоцентрической семье ребенок должен как можно дольше оставаться «младенцем» — существом, требующим заботы, бесконечного внимания. Ему не надо взрослеть и становиться независимым, потому что именно он — смысл и фокус существования семьи.

И это редко осознается именно в таких терминах. Просто бессознательно, вернее несознательно, продолжают делать все даже за очень большого ребенка. И этот способ жить поддерживают многие мысли, вернее дискурсы, существующие в современном мире. Например:

«Настоящая мама» — жертвенная мама

Но нередко мамы — очень хорошие и ответственные мамы — считают, что их главная задача, это избавить ребенка от забот. Работает такая цепочка

Гиперопека и способность заботиться

Тотальный инфантилизм

Бывает и так, что десятилетия устойчивой гиперопеки формирует эдакого великовозрастного Питера Пена. И получается, что «нашему мальчику уже 20, а он и не думает вырастать». Он не знает, как варить макароны, понятия не имеет, как починить розетку — естественно, ведь в большинстве школ предмет «труд» заменен на лишний английский.

Никто не учил формально совершеннолетнего человека оплачивать счета или планировать бюджет, делать генеральную уборку или помочь разобрать семейный архив.

Нередко детей берегут вплоть до институтской скамьи: «Мы сделаем все, ты только учись!», но получается, что «яблочко выросло, но не созрело».

И юноша или девушка, выглядящие абсолютно взрослыми, не только не могут заботиться о других, но и настолько несамостоятельны, что неспособны к автономии.

И вот, два птенца, привыкшие к тотальной заботе, вступают в брак…

Сейчас довольно мало пишут о проблемах молодых семей. Хотя говорить об этом стоило бы. Ведь существует печальная статистика, согласно которой более 70% браков в современной России распадаются. По моему опыту, одна из главных причин ранних разводов — это обоюдное отсутствие привычки заботиться.

Пока ребенок мал, сложно смотреть так далеко.

А главное, он действительно кажется маленьким.

Но «время лукаво», и проходит оно очень быстро.

Не успеешь оглянуться, и вот уже не первый класс, а десятый…

Можно ли ожидать заботы от «зеницы ока»

Как мы помним, папа Карло продал единственную куртку и купил азбуку для Буратино: «Ты только учись, малыш!» Совсем не обязательно, что любому ребенку, в образование которого много вкладывается, придется пройти через те приключения, что выпали на долю данного сказочного персонажа, хотя бывает и так.

Я скорее о родительском посыле «мы сделаем все, а ты только учись».

Прекрасно. Мы действительно можем сделать за ребенка все: собрать разбросанные игрушки и одежду, сложить портфель, отнести в раковину и вымыть тарелку и чашку.

Мы можем сделать все, что он в состоянии сделать и сам.

Вопрос — полезно ли ему это?

А нам?

А нашим отношениям?

Чему научится ребенок, видящий тотальную и всеобъемлющую родительскую заботу?

Думаю, много чему. Разному. Потому что одни и те же действия заботы, производимые в различных эмоциональных состояниях, воспринимаются по-разному.

Например: мама (папа, бабушка) заботится, и это ее вдохновляет. И ребенок может сделать бессознательный вывод, что заботиться приятно и не тяжело.

А вот другой пример: мама (папа, бабушка) заботится и томится. Она устала, ей грустно и неприятно. И ребенок, сам того не понимая, сделает вывод, что печься о других — утомительно и неприятственно.

Что делать, если ребенка действительно не нужна, но вы хотите, чтобы обратный ток заботы возник:

  • Можно объяснить, что заботиться — приятно.
  • Можно очень ценить заботу.
  • Можно предоставить роль «почетного помощника» для очень маленьких детей.
  • Можно говорить с ребенком о его и вашем будущем, делясь своими надеждами на то, каким заботливым он вырастет.
  • Стоит попробовать контролировать избыточную помощь, идущую со стороны взрослых.

От психолога всегда ждут «рецептов», а по сути, их нет.

Почти в любой ситуации можно дать воз и маленькую тележку рекомендаций, и некоторые из них даже будут работать. Но вопрос, обсуждаемый в этом тексте, не из разряда формальных. Тема эта затрагивает достаточно глубокие основы жизни современной семьи. И менять здесь что-либо, особенно «с чужого голоса » и без собственного запроса, вряд ли возможно.

Тем более, что мои собственные дети еще совсем не взрослые.

И рассуждение это ведется скорее исходя из опыта консультирования.

Работают ли искусственные меры?

Искусственные, специально созданные усилия по созданию „обратного тока заботы“ могут оказаться тщетными. У детей поразительное чутье на настоящие и ненастоящие вещи.

Его усилия и попытки заботиться действительно должны быть востребованы. Например, салат (или бутерброд), даже не очень удачный, но сделанный самостоятельно, нужно сначала попробовать.

Можно ли включить „обратный ток заботы“

Я думаю, можно и нужно пытаться это делать даже в семьях с единственными детьми, изобретая, придумывая, не запрещая активность ребенка. Я знаю одного психолога, который разработал и с успехом проводит для младших школьников психологическую группу под названием „Один дома“, где кроме всего прочего учит варить пельмени, собирать рассыпавшийся сахар или разбитые тарелки, уметь пользоваться базовой аптечкой или сменить лампочку. Это не смешно, и это не реклама, народу там хоть отбавляй. Это просто очень хорошо иллюстрирует современное положение дел.

То, что раньше передавалось легко и естественно, теперь требует чуть ли не занятий со специалистом. И видели бы вы, какими довольными собой и гордыми за свои успехи дети оттуда уходят и пытаются полученный опыт в жизни применять. И бегут туда с удовольствием, поскольку это — про реальную жизнь, а не абстрактный набор школьных знаний. И в основном это дети единственные или же очень поздние. У детей из больших семей другая ситуация.

Нужно ли включать ток заботы искусственно?

Я думаю, что лучше пробовать включать искусственно, чем не включать никак. Но это не экспертное мнение, а моя точка зрения, и каждой семье полезно выработать свое видение этой проблемы. Или ощущение того, что это — пустые слова.

Попытки искусственного включения заботы — лагеря и походы с их возможностями самоорганизации; мастерские и мастер-классы (ремесленные и творческие) и помощь по огороду или забота о домашних питомцах. Мы можем более или менее искусственно — читай, „специально“ — создать среду, в которой забота и активность, идущая от детей, нужны, важны и интересны.

Для этого нужно принять решение не растить „головастиков“ — тех, кто работает только головой и нажимает только на кнопки.

Хотя это так естественно в постиндустриальную эпоху.

Но вы попробуйте сварить с ребенком мыло или варенье, смастерить кормушку для птиц или деревянный меч, и вы увидите, как долго ребенок (старший дошкольник или школьник) будет это помнить. А если плод усилий может стать подарком, который оценили, то для ребенка откроется отличная возможность выражать любовь и заботу.

Подарки, сделанные своими руками (пусть и с помощью взрослого) , еда и вкусное питье для родителей, минимальная, но значимая помощь по дому, каждодневная забота о домашних животных могут стать для вашего ребенка „точками входа“ в мир взаимной заботы.

Можно ли с этим переборщить?

Как и со всеми хорошими по сути вещами и идеями, существует вероятность при избыточном давлении и внимании к получению заботы со стороны ребенка, привить к этой самой заботе отвращение. К чему угодно можно его сформировать: и к урокам, и к музыке, и к лыжам. Надо только сердиться, когда у ребенка не получается или получается недостаточно хорошо. Или говорить»я в тебя не верю», а когда ребенок старается, не оценивать его результаты.

Я специально даю «антиинструкцию», потому что то, что можно и полезно делать в плане обучения ребенка заботе о других, каждой семье, которой мысли данного текста близки, придется изобретать самостоятельно.

И вот хорошие области экспериментов с самостоятельностью:

  • кулинария (только настраивайтесь на то, что довольно долго 80–90% продукции будет малосъедобно). Но зато потом ребенок может удивить и порадовать вас. Возрастной ценз от 6–7 лет.
  • помощь в сервировке праздничных и обычных трапез (только желательно купить специальную книгу или посмотреть в интернете картинки и идеи сервировки)
  • обучение детей пользоваться приборами и техниками, которые есть в доме. Не забудьте объяснить заранее правила техники безопасности
  • перестановка в комнате или элементы перестановки с учетом творческих идей ребенка
  • регулярный самостоятельный поход в магазин (если это возможно по вашим обстоятельствам и возрасту ребенка)

Православие и мир

Один комментарий

  1. Ксения:

    Статья полезная, СПАСИБО!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *